Пикассо рисковал своей репутацией ради выставки в Испании

Печать
Пабло Пикассо - вступил в компартию в 1944 году, фото журнал Life Пабло Пикассо - вступил в компартию в 1944 году, фото журнал Life Скандал в испанской прессе. Пабло Пикассо вел переговоры с режимом Франко об организации выставки своих работ в Испании. Это утверждают биограф Пабло Пикассо Джон Ричардсон (John Richardson), знавший художника в 40-х - 60-х, и его соавтор искусствовед  Гиис ван Хенсберген (Gijs van Hensbergen), работающие над четвертым томом биографии великого живописца. Пикассо, вступивший в компартию в 1944 году, был известен как активный критик режима Франко.
"Трудно поверить, - пишет газета "Guardian", - что создатель "Герники", запечатлевшей разрушение Мадрида немецкими и итальянскими бомбардировщиками, пришедшими на помощь режиму Франко, мог рассматривать подобное предложение". Однако, мысль о признании на родине возможно обладала для Пикассо не менее притягательной силой, чем его политические убеждения.
Впрочем, приверженность идеалам коммунизма Пикассо была неортодоксальной и по крайней мере в его представлении основывалась на  невмешательстве.
"Я не говорю русским, как им строить экономику. А они не учат меня как рисовать." Сотрудничество с Франко такой двойственностью не обладало. Контакт с ним, пусть и опосредованный, в глазах общественности имел бы вполне однозначный характер и  мог серьезно повредить репутации Пикассо. Ричардсон пишет, что если бы Пикассо принял заманчивое предложение, "он бы был расценен левыми как предатель".
Франко же о подобном мезальянсе в 1956 году мог только мечтать: он означал бы формирование положительного имиджа режима на международной политической сцене. Чтобы переправить предложение диктатора на Лазурный Берег, где тогда жил Пикассо, был направлен испанский художественный критик Хосе Мария Морено Гальван (José María Moreno Galvan), сделавший отчет о своем визите тогдашнему испанскому культурному атташе в Париже Хосе Луису Мессиа (José Luis Messía). Судя по всему встреча оценивалась испанской культурной стороной как перспективная, потому что по воспоминаниям Гальвана Мессиа произнес сакраментальную фразу: "Какая жалость, что Федерико Гарсиа Лорка нет в живых. Мы могли бы подстрелить одним выстрелом сразу две птицы".
Переговоры живописца и диктатора закончились ничем, как только слухи о них просочились в прессу. Можно не сомневаться, если бы соглашение было достигнуто, оно вызвало бы бурю на художественной и политической сцене шестидесятых.