Rambler's Top100
ArtERIA - Russian Electronic Information Agency on art&culture

28.10.2003
Медиа арт

Игры на чужом поле
[Елена Невердовская, "Вечернее время"]

Алексей Спай "Краска есть, ума не надо"Художники из Скандинавии и Петербурга считают, что современную молодежь необходимо лечить - лекарства и процедуры желающие могут получить на выставке "Рохто" (Rohto), открывшейся в понедельник в ЦВЗ "Манеж".

Идеологически активная добавка
Гражданам бывшей страны Советов доподлинно известно, что такое социальный заказ, одобренный партией и правительством, необходимый для народа, - идеологически активная добавка к пище. Некоторым в школе даже объясняли, к чему приводит неправильно понятое требование времени - на примере Маяковского.
Теперь все лозунги в прошлом, декларируется свобода творчества, отсутствие каких-либо заказов, кроме коммерческих. Но нет - нашлись новые структуры, формирующие социальную политику, мало того, дающие на ее реализацию реальные деньги, а, значит, и переводящие заказ из области идеологический в область материальную. Особенно актуальна молодежная тематика. Все на борьбу против наркозависимости, алкоголизма, компьютерной зависимости, детской преступности и т.д. Все занялись решением этих проблем. Художники, в том числе, тоже предлагают свои лекарства, "рохто" по-фински".

Вход только для шестнадцатилетних
От подслащенных видеомиксов до теннисного корта, от виниловых игр до бисероплетения - все для развлечения, минимум для раздумий. Раз современный тинэйджер любит движения, то устроим ему детскую площадку, любит клипы - покажем коротенький видеоарт, для поклонников граффити - кино про соратника.
Художник превратился в журналиста. Выставка напоминает популярную газету или телевизионное ток-шоу. Стань героем или звездой. Художник - интервьюер. Он задает вопрос. Художник - оператор. Сам же снимает на камеру. Занимательно - слушать откровения норвежской писательницы, говорящей по-английски в переводе на русский язык: "Сначала я занималась футболом, потом решила стать настоящей женщиной и занялась боксом. Боксом я занимаюсь 6 лет. Но бокс - не главное. Главное - я люблю ощущать свое тело в движении, танцевать…" Поучительно - понять, что значит "жить, не парясь. Не ставя никаких задач, сочинять музыку, писать роман, просто быть хорошим парнем…".
Художник превратился в социолога и психотерапевта. Вместо кушетки - стул в выгородке из полиэтилена. "Говори - я слушаю". Но чтобы художник-собеседник еще и услышал, придется перейти на английский или финский язык. Автор этой работы - финн. Наверное, предполагаются и совместные сеансы терапии. В конце экспозиции, как раз напротив теннисного корта, где можно будет раскрепостить не только сознание, но и тело, расположено по кругу несколько стульев. Таблички нет, но напрашивается сделать следующее: сесть и по очереди исповедоваться в главном.
Есть на выставке и настоящие социологи, выполняющие собственную работу. Каждый посетитель может заполнить "Тетрадь 2000", разработанную в Датском Фонде для людей, по какой-либо причине выключенных из социальной среды. Но даже если ты не бездомный, не бывший заключенный, не одинокий пенсионер - ответы на вечные вопросы помогут тебе задуматься наконец, "а для чего ты, собственно, живешь".

Излечись сам
В погоне за модной интерактивностью, за социальной заостренностью художники позабыли о своей собственной роли. Выполняя "домашнее" задание, они стали играть на чужом поле. Но журналист гораздо лучше умеет брать интервью, а социолог проведет исследование более профессионально. Один из русских участников проекта - Филипп Донцов - признался: "Я никогда не работал в социальном формате, но если нет сегодня других инициатив, я с большим удовольствием принимаю эти". Но что-то в удовольствии этом - большая доля тоски и печали. А "Пространство печали", созданное Маркусом Ренвалом, финским художником, предложившим идею для выставки, кажется адресованным самим врачам. Что-то вроде совета "Излечись сам". Для шестнадцатилетних посетителей объекты, использованные Ренваллом в инсталляции - старые пластинки, побитый молью ковер, ленточки и бисер - вряд ли маркируют значимую реальность, прошлое, пыльное детство. Гораздо более общий вопрос задает Людмила Белова. Ее аттракцион называется "Где я". Лабиринт из белых полупрозрачных тканей, экран, на который проецируется размытый портрет вошедшего, и возможность закрепить свое я - обвести силуэт и повесить собственное изображение среди колышущихся в лабиринте теней. "Где я" - не диагноз, а просто выход. Из трехмерной аналогии телевизионного мира в искусство.

Ссылки по теме:
Скандинавское лекарство от русской тоски [Елена Невердовская]



ARTERIA.RU - новостной проект агентства культурной информации "Артерия" (с) 2019
Для использовании материалов arteria.ru необходимо получить разрешение редакции.
При цитировании материалов сайта в Интернет действующая гиперссылка на arteria.ru обязательна.

be number one Rambler's Top100